fbpx

Владислав Терзыул

Как Терзыул учил Катю кисель варить (рассказ Марины Завгородней)

Красной нитью через семь лет жизни нашей семьи – с 1997 по 2004-й – прошла дружба с уникальнейшим человеком, даже в чем-то сверхчеловеком, Славой Терзыулом. Его характерной особенностью было умение дружить как со взрослыми, так и с детьми, ненавязчиво преподнося им такие уроки, которые они запоминали на всю жизнь. Причем, не всякий дипломированный учитель сможет так искусно развернуть не очень интересную тему, чтобы ребенок ее усвоил и запомнил. Мне посчастливилось наблюдать за уроком, растянувшимся на несколько месяцев, который он преподал моей дочери Кате.

В 1999 году планировалась экспедиция на Эверест украинской сборной командой по альпинизму. Под это мероприятие было выпущено много различной рекламной литературы, в частности, буклетик с фотографиями всех участников и руководителей экспедиции.

Когда такой экземпляр попал Кате в руки, она, собирательница автографов в то время, сразу решила заполучить подписи всех, чьи фотографии были размещены на этом проспекте. Раздобыв еще штук десять таких рекламок, начала охоту на участников экспедиции. Первый шаг в реализации этой идеи был самый разумный. Она пришла на альпинистскую конференцию, посвященную этому мероприятию, и обошла всех, кто на ней был из нужных ей людей, и они старательно расписались на ее буклетах. Когда она подошла к Славе на правах друга, он внимательно посмотрел буклеты и серьезно сказал: «А почему нет подписи Симоненко? Я распишусь после него».

Валентин Константинович Симоненко, президент федерации альпинизма и председатель счетной палаты Украины, тоже был на этом мероприятии, причем в окружении различных людей, которые от него не отходили, видимо, решали свои вопросы. Катя, заметив это, начала подбираться и к нему. Улучив удобный момент, когда «свита» немного отвлеклась, она подошла к Валентину Константиновичу, протянула ему сначала один буклетик, подписанный уже почти всеми участниками, и вежливо попросила его поставить свой автограф на этом экземпляре. Президенту было приятно внимание девочки-подростка к такому событию, и он, расспросив, что ей интересно, поставил свою подпись на экземпляре. Катя обрадовалась, протянула остальную пачку буклетов и попросила их тоже подписать. Наблюдая за этой сценой, я увидела, как Валентин Константинович несколько растеряно оглянулся по сторонам, чтобы кто-то защитил его от «наезда» этого бесцеремонного ребенка, но все окружающие как раз отвлеклись на мгновение, и ему ничего не оставалось делать, как расписаться на всех буклетах.

Получив необходимую подпись, Катя посчитала, что путь к подписи Терзыула уже открыт. Она подошла к Славе и радостно сказала: «Подписывай». Но не тут-то было. Не знаю, что именно сказал Терзыул, наверное, как-то отшутился, и сбор подписей, казалось бы, в самом простом случае оборвался.

Несмотря на то, что пару раз Слава приезжал к нам домой, это не помогло Кате добыть его подпись. «Не сейчас. Потом. А ты что для меня сделаешь?» – с улыбкой отнекивался Слава.

Катя ждала, а когда прошло несколько месяцев и наступило лето, наша семья засобиралась на Кавказ в альпинистский лагерь «Безенги», где проводился очный чемпионат Украины по альпинизму. Слава в команде одесситов тоже ехал на это мероприятие. В перерывах между восхождениями Катя подбегала к нему с неизменной просьбой и получала в ответ; «Рано еще. Я не готов». На все выходы в высокогорную зону Катя обязательно брала с собой пачку буклетов, на которых должен был расписаться Слава – вдруг он снизойдет до ее просьбы!

Перед заключительным восхождением Катя опять мелькнула перед Терзыулом с немым вопросом: «Когда?» Слава уловил мольбу в ее взгляде и сказал: «Хорошо, Катя, после восхождения подпишу, но приготовь мне, пожалуйста, веник для бани к нашему возвращению». «А как?» – наивно поинтересовалась Катя. «Ну, спроси у кого-то из старших товарищей, пусть научат», – добродушно посоветовал Терзыул.

Катин выбор пал на Анатолия Королева – одного из членов судейской коллегии чемпионата. С ним она предварительно договорилась о помощи в производстве банного веника через неделю. Тем временем мы совершили выход в высокогорную зону к наблюдателям за восхождением группы Терзыула. Кате дали рацию, чтобы она с ним поговорила, и на вопрос Славы о венике, Катя заверила, что он будет готов.

Как делался веник – это тема еще одного рассказа, но факт в том, что он был готов в срок – пушистый, пахучий, с веточками можжевельника, удобной ручкой – просто шедевр и подарочный вариант. Катя стояла на линейке, где встречали альпинистов, в одной руке держа веник, как букет, а в другой – пачку буклетиков. «Букет» Слава принял с благодарностью, а про автограф сказал: «Завтра точно подпишу».

После завтрака Катя заглянула в соседнюю комнату, где жил Слава, но хозяйственные дела закружили его c самого утра, и Катя нашла его на реке стирающим свои походные вещи.

– Катя, ты не представляешь, как мне хочется киселя. Можешь сварить? – простодушно попросил Слава, увидев свою преследовательницу.

– Нет, – растеряно ответила Катя, – я не умею.

Это была совершенно невероятная просьба для 16-тилетней Кати, так как кухонная тема для нее еще не существовала – учеба и спорт занимали все ее время, и всякую кухонную просьбу она воспринимала как личное оскорбление.

– Если сваришь, – пообещал Терзыул, – то я тебе уже точно подпишу.

– Хорошо, – радостно сказала она. – А что нужно делать?

– Сначала пойди в мою комнату, там под кроватью стоит ящик с продуктами, в нем найдешь пачку киселя. Там же возьми газовую горелку, спички, сухой спирт. Потом зайди к маме и спроси, как надо варить кисель, и мигом сюда.

Радостная Катя прибежала ко мне с этим вопросом. Получив полную «кисельную» консультацию, она помчала к Славе. Он обучил ее обращаться с примусом, рассказав все нюансы и тонкости обращения с огнем в сложных высокогорных условиях.

Кисель получился на славу. Терзыул умел смаковать жизнь во всех ее проявлениях. И горячий, свежесваренный кисель во время постирочных работ был как нельзя к месту и в кайф.

С реки Катя возвращалась самым счастливым человеком – с пачкой буклетов, на которых красовались все подписи горовосходителей на Эверест.

Но никто не знал, что закрепление этого урока будет несколькими месяцами позже, когда мы с Катей поедем в Непал и пойдем в трек вокруг восьмитысячника Дхаулагири. Нашей группе из восьми человек пришлось неделю идти по высокогорью без всяких признаков цивилизации, и именно Катя взяла на себя обязанность готовить для всех утренний чай. Она сразила всю группу опытных альпинистов своим умением обращения с примусом в высокогорных условиях, разогревая его сухим спиртом, закрывая от ветра несгораемой тканью и поднося всем по кружке горячего напитка, когда те занимались укладкой вещей и свертыванием бивуака.

А буклеты, подписанные всеми участниками экспедиции Эверест-99, сейчас имеют историческую ценность и займут достойное место в будущем музее альпинизма Украины.