fbpx

Александр Панов

Калифорнийский дневник. Голливуд за кадром

«Мы сами себя останавливаем и сами себе создаём препятствия, а если двигаться вперед, несмотря на страхи, то можно попасть в любую благоприятную ситуацию и удачное совпадение» (Александр Панов, художник-постановщик в киноиндустрии Голливуда)

За три месяца, которые я провела в Лос-Анджелесе, я встретила многих людей жаждущих творческой реализации в области киноиндустрии, но мне так же повезло познакомиться и с тем, кто смог утвердиться в этой сфере благодаря своему таланту. Ранее я уже рассказывала, что встретилась с Александром, когда арендовала автомобиль. И вот наконец мне удалось пообщаться с ним не об авто, а про кино.

Александр Панов – успешный художник-постановщик в киноиндустрии Голливуда, ныне работающий над кинопроектами для Netflix. Александр родом из Москвы. В подростковом возрасте переехал в Соединенные Штаты, чтобы учиться в Дартмутском колледже. После окончания обосновался в Калифорнии, где начал строить карьеру художника-постановщика в области киноискусств. Александр принимал участие в производстве таких известных фильмов, как «Девушка с татуировкой дракона», «Социальная сеть», «Ковбои и пришельцы», «Ангелы и демоны», «Девушки мечты», «Человек-паук 3» и многие другие. Он работал со знаменитыми режиссерами мирового уровня: Роном Ховардом, Дэвидом Финчером, Джей Джей Абрамсом, Джоном Фавром и даже немного со Стивеном Спилбергом. Александр Панов является членом Гильдии арт-директоров (Lead Scenic Artis) и Гильдии декораторов Голливуда.

— Что должно сложилось, чтобы попасть в голливудскую семью?

— Я с детства любил кино, даже торговал кассетами и обменивал их. Я просто любил кино и хотел быть частью этого бизнеса. Плюс у меня были художественные наклонности. Актером я быть не хотел, потому что мне не нравилась их психическая нестабильность, а вот устанавливать и строить – это было мое. Мой дед и прадед были строителями и для меня строить – это наследственное, но только в кино: постановка декораций в кадре, все поверхности, вся краска, картины. Я нахожусь в исполнительных ролях в деле создания кино, но даже на исполнительную часть тяжело попасть. Мне кажется, мы, в большинстве случаев, сами себя останавливаем, сами себе создаём препятствия, а если двигаться вперед, несмотря на страхи, то можно попасть в любую благоприятную ситуацию и удачное совпадение. Когда есть желание и определённые способности (актёрские либо художественные), то нужно чтобы кинопроизводители заметили качество твоей энергии, которую ты вкладываешь в работу, кроме того, важны личностные черты характера и обычная симпатия. И ещё унаследованные (династийные) связи играют значительную роль. Но самое главное, это качество работы. Если ты не можешь его обеспечить, то удержаться невозможно.

— Когда создаётся Кино, вы чувствуете энергию фильма, скажем, к примеру, фильм «Ангелы и Демоны», над которым вы работали?

— Большая часть производственного процесса это просто выполнение поставленной задачи без вовлечения в энергии. Для большинства людей около 80% процесса создания произведения искусства — это мастерское выполнение своей работы, и всего 20% — это энергия. Я делал фильмы ужасов и гораздо более тёмные проекты, чем фильм «Ангелы и Демоны», но меня это не задевает. Если проект темноватый, я это чувствую, но каким-то образом не вовлекаюсь. Люди творческие занимают трансцендентальную позицию, где все энергии принимаются, то есть просто позиция наблюдателя, исполнителя.

— С какими режиссёрами было легче всего работать?

— С Роном Ховардом над картиной «Ангелы и демоны» (Рон Ховард режиссировал «Игры Разума», «Код да Винчи», «Инферио»). Он мягкий и не заносчивый человек. А вот Дэвид Финчер («Социальная сеть», «Девушка с татуировкой дракона») очень требовательный, ведёт себя так как будто он знает все лучше всех, но это тоже нормально.

— Насколько ценятся человеческие качества в Голливуде?

— Самое главное качество – это мастерство. И поскольку по сравнению с другими производствами, в Голливуде темп выше раза в два, конкуренция очень высокая, потеря денег очень большая, людей заставляют чувствовать, что это самое главное в жизни.

— Духовность – это вообще свойственно для Голливуда?

— Если человек верующий и духовный, то энергия создания духовно-эмоционального проекта это в принципе энергия духовная. Вообще, духовная сфера в кинопроизводстве активизируется, во-первых, с энергией проекта, во-вторых, с Богом данным талантом и, в-третьих, с тяжелой работой, благодаря которой находишься в чистом положении, потому что эта сфера не связана с обманом, здесь не даются взятки, а доход приносит чисто умственная деятельность. И ещё по поводу духовности в Голливуде. Поскольку на актерском и продюсерском уровне киноиндустрия в основном иудейская, это еврейского происхождения производство, то основной исполнительный состав ходит в синагогу.

К слову сказать, постройка декораций – это белые и мексиканцы, исполнительный состав – наполовину еврейский и белый. На уровне режиссёров высоким признанием и престижем пользуются англоязычные страны (США, Австралия, Англия).

— А вы в Бога верите?

— Да, конечно. Но в этой индустрии многие не верят.

— В Лос-Анджелесе самая мощная аккумуляция творческой энергии, но с ее потоками не так уж и легко справиться, и я заметила, что здесь много душевно больных людей.

— Да, тут действительно очень мощная творческая энергия – это факт. Мне кажется, Лос Анджелес это самый сумасшедший город в Америке, ну и Нью-Йорк тоже. Эти города привлекают сумасшедших. Даже на уровне высокого исполнения есть люди немножко крейзанутые, среди них очень много актёров. Энтони Хопкинс сказал, что актерство — это самая опасная профессия для умственного здоровья. Например, вызывание эмоций по команде, это же абсолютно не натуральная штука. К примеру, если роль негативная, то приходится вызывать все эти эмоции, ты с ними живёшь полгода, год, за это время изменяется химия человека. Поэтому у многих актеров появляется зависимость от всяких психотропных веществ.

— А режиссеры, они ведь еще больше вовлекаются в кинопроцесс и, наверное, тоже страдают от таких перегрузок?

— Я думаю да, но самые успешные режиссёры, они СУПЕР люди, даже можно сказать сверхлюди. С колоссальным интеллектом. Так, Джэймс Кэмерон (режиссёр «Титаника», «Аватар» и др.), Стивен Спилберг («Челюсти», «Парк юрского периода», «Особое мнение», «Терминал», «Шпионский мост» и др.) – это даже не люди, они создания нечеловеческого уровня. Или вспомним, того же Сильвестра Сталоне, который написал свой сценарий «Рокки» и в нем сыграл, и построил карьеру после этого. А ведь он абсолютно без каких-то связей смог сделать себя.

— А у вас есть друзья среди известной актерской братии или с ними сложно дружить?

— Есть, но для меня они слишком сумасшедшие, нестабильные друзья. Скорее знакомые, Шварцнеггер, Шнайдер, общался с Де Вито, Бьонсе и другими, знаком с русскими актёрами. С ними сложно дружить – не особо получается и нет такой потребности.

К тому же в кино есть стратификация производства: есть звезды, финансисты, продюсерский состав и есть остальные люди. Пропасть между звёздами с продюсерами и остальными людьми (даже если ты кинематографист или дизайнер) огромная. Так, например, 100 тысяч долларов в проекте за несколько месяцев это очень хорошие деньги. Но есть актёры, которые за четыре дня за эпизодическую роль миллион зарабатывают. Гигантская пропасть. Также и в отношениях с ними. Допустим, как они заходят в проект. К примеру, у Тома Круза есть пункт в контракте, нельзя смотреть ему в глаза или пересекаться с ним взглядом на уровне линии глаз, никто не должен его отвлекать. У многих актеров есть такие условия.

— А какой рабочий график в киноиндустрии?

— Творческое самовыражение настолько подкупает людей, что они готовы мириться с интенсивным съемочным графиком по 12-14 часов, нестабильностью, с отказами, которые постоянно происходят. Я ушёл из голливудской киноиндустрии потому что не хватало времени на семью и детей (у Александра трое детей). Начал заниматься сдачей машин в аренду. Но неожиданно меня пригласили в проекты для американской развлекательной компании Netflix. И график стал снова очень напряженным. Приходится просыпаться в 4-30 утра, в 6 утра уже на работе, возвращаюсь домой в 7 вечера. Выходной день только в воскресенье. К тому же легко могут уволить любого, если качество не соответствует ожиданиям продюсерского состава. Вот недавно главного дизайнера уволили из проекта.

— А над чем вы сейчас трудитесь?

— Сериал «Бархатная бензопила» (Velvet Buzzsaw) и телешоу «Ты» («You»), уже можно посмотреть на Netflix.

— А вы присутствовали на вручении Оскара? Туда можно каким-либо образом проникнуть?

— Не довелось, туда сложно попасть и я даже не интересовался этим вопросом. Хотелось бы, конечно. Мне, кстати, как члену гильдии арт-директоров постоянно присылают фильмы, чтобы я голосовал на «Оскар» в номинации за лучший дизайн. Но я не могу их никому дать посмотреть, потому что они зарегистрированы на меня и если кто-то их скопирует, то меня исключат из членов гильдии и даже могут привлечь к криминальной ответственности за пиратство.

— А какой ваш любимый фильм или фильмы?

— Мне нравятся многие фильмы. Но один из самых любимых — «Полет над гнездом кукушки», очень сильный фильм. А ещё я люблю наблюдать за персонажем, люблю героические фильмы, когда человек преодолевает себя. Вообще если взять топ-десять самых успешных фильмов и их проанализировать, то у каждого из них есть иудее-христианский посыл, где кто-то жертвует собой ради других (например, «Титаник»). Если этого мотива нет, то тяжело стать успешным фильмом. Или супергерои – тоже самый востребованный мотив.

Александр занимался разными сферами деятельности, и в том числе, текущей сдачей в аренду своих автомобилей, но качество энергии и получаемого удовлетворения от творческого процесса в киноиндустрии не сравнится ни с чем.